О КОМПАНИИ НОВОСТИ КОНТАКТЫ ГДЕ КУПИТЬ


Микрофлора Почему ФОРТЕ Дисбактериоз

 

Нарушения микроэкологии желудочно-кишечного тракта и хронические болезни кишечника

Савицкая К.И.

МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского

Terra medica, 1998, № 2, С.13-15.

В последние годы внимание многих специалистов приковано к решению вопросов нарушения микроэкологии человека и связи этих нарушений с хроническими болезнями кишечника (ХБК). Микроэкология ЖКТ определяется структурой микробного пейзажа: перечнем видов микроорганизмов и концентрацией каждого вида.

Организм человека имеет мощную адаптационную систему, функцией которой является противомикробная защита - система антиинфекционной резистентности (САИР), состоящая из взаимосвязанных и взаимообусловленных физиологических, микробиологических и иммунологических факторов. Микробиологические факторы САИР выполняют барьерную функцию; иммунологические, реагирующие на внедрение в организм бактериального и других антигенов, определяют специфическую защиту. В результате их взаимодействия произошел отбор определенных видов микроорганизмов, способных к адгезии (присоединению) и колонизации (заселению) слизистых.

Кишечник здоровых людей представляет собой исключительный пример сбалансированного взаимодействия между защитными силами макроорганизма и микробными ассоциациями: именно кишечник является эконишей с наиболее высокой плотностью микробной обсемененности. С учетом данных об иммунологическом аспекте САИР было установлено, что нормальными обитателями (нормофлора) содержимого толстой кишки являются микроорганизмы, представленные в таблице.

Бифидобактерии - наиболее значимые представители облигатных бактерий в кишечнике. Нормальное сoдержание бифидобактерий составляет 108-109 КОЕ/г фекалий взрослого человека. В организме человека выделяют 5 видов бифидобактерий [1]: B.bifidum - ­вид, который присутствует в кишечнике и влагалище детей и взрослых; B.longum определяется в фекалиях взрослых и детей (в настоящее время к ним отнесены B.infantis, близкие по составу ДНК); В.peve - в ки­шечнике и влагалище детей и взрослых (по структуре ДНК близки к В.longum); В.adolescentis, B.angulatum - виды бифидобактерий, обнаруженных в фекалиях взрослых людей. Бифидобактерии выполняют разные функции в организме: путем ассоциации со слизистой оболочкой кишечника осуществляют физиологическую защиту от проникновения микробов и ток­синов во внутреннюю среду организма, участвуют в пристеночном пищеварении и синтезе аминокислот, витаминов, обладают иммуномодулирующим действи­ем и высокой антагонистической активностью по отношению к условнопатогенным (УПБ) и общепризнанным патогенным микроорганизмам. Бифидобактерии обладают резистентностью к следующим антибиотикам, концентрация которых сопоставима с концентрацией, достигаемой в сыворотке крови: канамицин, неомицин, стрептомицин, гентамицин, полимиксин, а также налидиксовая кислота и метранидазол. Высокочувствительны бифидобактерии к пенициллину, ампициллину, эритромицину, линкомицину, клиндомицину, олеандомицину, ванкомицину, левомицетину, а также к нитрофурантоину. Чувствительность к тетрациклину вариабельна. Установлено, что В.longum и В. peve иногда встречаются в клиническом материале от больных, но конкретная роль этих микроорганизмов в патогенезе воспалительных процессов неизвестна [1-2].

Таблица.

Нормофлора содержимого толстой кишки

Вид

Концентрация

Bifidobacterium: bifidum, longum, peve, adolescentis, angulatum

108-1011

Lactobacillus: lactis, casei, acidophilus

108-1011

Escherichia coli

108-1011

Enterococcus: faecalis, faecium

107-108

Peptostreptococcus sp.

107-108

Лактобактерии достаточно широко распространены в природе (насчитывают около 50 различных видов) и являются частью нормальной флоры кишечника и вагины человека. Лактобактерии проявляют высокую резистентность к желчи и желчным кислотам, что очень важно для заселения ими кишечника, в котором они выполняют выраженные защитные для макроорганизма функции, прежде всего, вследствие способности лактобактерий образовывать молочную кислоту, перекись водорода и лизоцим, а также вырабатывать низины - антибиотикоподобные вещества (реутерин, плантарицин, лактоцидин, лактолин), которые угнетают рост большинства грамположительных кокковых УПБ. Вероятно, это свойство и легло в основу бытующего мнения о бактерицидности лактобактерий в отношении всего спектра УПБ. Вместе с тем, какие-либо определенные и коммерчески используемые антибиотики, продуцентами которых являются лактобактерии, до сих пор неизвестны.

Лактобактерии, считающиеся непатогенными микро­организмами у здорового человека, при определенных нарушениях в САИР могут стать этиологическим фактором воспалительных процессов различной локализации. В последнее время увеличилось число публикаций о том, что лактобактерии, в основном это касается L. casei и L.acidophylus, могут быть не только причиной бактериального вагиноза и кариеса, но способны также вызывать подострые эндокардиты, септицемии, абсцессы и другие патологические состояния.

Кишечные палочки (эшерихии) являются обязательным элементом нормофлоры. Они способствую гидролизу лактозы, участвуют в утилизации химуса, продукции витаминов, вырабатывают колицины - антибиотикоподобные вещества и способствуют активизации системного гуморального и местного иммунитете Установлено: кишечная палочка проявляет высокую адгезивную активность к эритроцитам и эпителиальным клеткам толстого кишечника - колоноцитам [3], что позволяет ей успешно соперничать с патогенами за места прикрепления.

Целью настоящей работы явилась характеристика микробного пейзажа содержимого толстой кишки больных с воспалительными процессами ЖКТ и роли бифидо- и лактобактерий в формировании флоры кишечника.

Исследованы одновременно пробы фекалий и крови, полученные от 208 больных с ХБК (энтероколит, колит, гастродуоденит). Пробы нативных фекалий исследовали на наличие аэробных, анаэробных УПБ и общепризнанных индигенных бактерий. Идентификация изолятов осуществлялась по методу Berdgy. Степень обсемененности образца выражали в колониеобразующих единицах на 1 г фекалий (КОЕ/г).

Анализ полученных данных свидетельствовал о том, что у обследованных больных не определялись: в 22,2% случаев - бифидобактерии, в 27,9% - лактобактерии, в 50% - пептострептококки, в 10% - кишечные палочки и в 8% - ­энтерококки. У 35% больных отмечалась концентрация бифидо- и лактобактерий менее 105 КОЕ/ г и у 8% - концентрация бифидобактерий менее 107 КОЕ/г. Таким образом, у большинства больных ХБК определялся дефицит бифидо- и лактобактерий. Вместе с тем, у 90% больных обнаружены условно-патогенные энтеробактерии, у бб% - стафилококки и у 58% - дрожжеподобные и плесневые грибы. В 65,7% случаев выявлены Enterococcus zymogenes в концентрации 107 КОЕ/г, у 20%-E.durans 108 КОЕ/г и у 22% - E.coli Hly+ 107 КОЕ/г. Присутствие этих гемолитических форм и других представителей УПБ свидетельствовало о наличии воспалительных процессов ЖКТ [4-5].

При изучении иммунологического звена САИР (пробы крови) у больных с ХБК по сравнению с группой здоровых доноров (235 человек) была выявлена выраженная недостаточность фагоцитарной функции нейтрофилов, отсутствие завершенности фагоцитоза, комплемента, а также недостаточность удельного веса Т-общих лимфоцитов, несколько повышенный уровень В-общих лимфоцитов при высоком содержании IgM-В-зависимого показателя остроты воспалительного процесса, обусловленного наличием УПБ. Ни в одном случае при исследовании фекалий не обнаружено секреторного (s) sIgA.

При исследовании крови больных ХБК с нормальной концентрацией бифидо- и лактобактерий определялись минимальные уровни фагоцитарной активности нейтрофилов и IgA. У больных, в фекалиях которых бифидобактерии не определялись, а содержание лактобактерий было в пределах нормы, отмечался существенно повышенный уровень IgA. В пробах фекалий больных с достаточной концентрацией бифидо- и лактобактерий уровень IgА был достоверно ниже (43,1±8,1 МЕ/г), чем у пациентов с отсутствием бифидобактерий (102,0±21,7 МЕ /г), равно как и содержание IgG (соответственно 149,0±11,6 и 226,4±41,0 МЕ /г). Таким образом, у всех больных ХБК регистрировалось существенное повышение IgM -показателя реакции на бактериальные антигены; IgА, IgG отражали разное содержание бифидобактерий в флоре кишечника.

Нарушения микроэкологии толстой кишки, как правило, связывают с отсутствием или снижением (относительно принятой нормы) концентрации основных представителей анаэробного спектра индигенной микрофлоры - бифидо- и лактобактерий. Поэтому мы исследовали влияние отсутствия бифидо- и (или) лактобактерий на микрофлору содержимого толстой кишки у больных с ХБК. Анализ полученных данных показал: отсутствие бифидо- и (или) лактобактерий четко влияет на частоту встречаемости большинства УПБ. Это может определять не только клиническую картину, но и явиться причиной неэффективности комплекса терапевтических мероприятий для лечения больных с ХБК. Следовательно, наряду с терапией основного заболевания необходима коррекция нарушенной микроэкологии больного.

В связи со сказанным и учитывая большой опыт работы, мы можем рекомендовать врачу проводить больным ХБК иммуно-микробиологические обследования. Это поможет уточнить характер нарушения микроэкологии толстой кишки. При лечении хронических воспалительных заболеваний кишечника следует назначать после или одновременно с элиминационной терапией пробиотики, прежде всего для восстановления необходимой концентрации бифидобактерий (лучше «Бифидумбактерин форте»), одновременно с бифидогенными факторами – «Лактулоза», «Хилак форте». Для восстановления лактобактерий рекомендуются лактосодержащие пробиотики.

Литература:

1. Berge’s Munual of Systematic Bacteriology. Baltimor-Hong Kong-London-Sydney, 1989.

2. Берг Р.Д. Мед. аспекты микроб. экологии. 1993-1994. Вып. 7-8.

3. Осипова И.Г. Некоторые аспекты механизма защитного действия колибактерина и споровых эубиотиков и новые методы их контроля. [Автореф. дис…канд. биол. наук.]. М: НИИ эпидемиол. и микробиол. им. Гамалеи, 1997.

4. Tablan O.C., Anderson L.J., Arden N. et al. Am. Infect. Control., 1994: 22: 247-292.

5. Volaard E.J., Clasener H.A.L. Antimicrob. Agents Chemother. 1994: 38: 409-14.

 


Производство и система менеджмента качества АО "Партнер" сертифицированы на соответствие требованиям стандарта ГОСТ Р ИСО 9001-2015 (ISO 9001:2015) и международного стандарта ISO 9001:2015.
Copyright © АО "Партнер".
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.partner.com.ru обязательна.